Мысли о Флортайм

Меня Флортайм покорил поначалу тем, что дает инструменты для создания пространства сотрудничества с теми детьми, с которыми, казалось, ну не найти никакой мотивации и никакого поощрения. Ну вот попробуйте придумать поощрение ребенку с тяжелыми множественными нарушениями, который, например, лежит и почти ни на что не реагирует.

Читать далее...

Катастрофические ожидания: дети и родители.

Для тех, кто занимается с детьми с аутистическими или поведенческими нарушениями хорошо знакома картина: когда ребенок, не получив желаемого или при небольших изменениях привычного сценария (маршрута, еды, игры и так далее), устраивает колоссальную истерику. Эта истерика может настолько бить по нервам родителей, что они делают выбор тщательно оберегать свое чадо в тех ситуациях, которые могут спровоцировать подобные реакции. Эти аффективные реакции у психологов называются «катастрофические ожидания» и от обычной детской манипуляции отличаются тем, что для ребенка, которые это переживает, свойственно стереотипное поведение, он искренне проживает, как трагедию, любое непривычное для него изменение стереотипного сценария, к которому привык. И целью его истерики является не получение дополнительного внимания, а возврат к привычным стереотипным паттернам.

Читать далее...

Психолог не обязан обслуживать всех, …

… для этого его профессия недостаточно древняя.

Зачем идут на прием к психологу? За поддержкой, за пониманием, за безусловным принятием. И это то, за что психологу платят деньги. Чем лучше он делает свою работу — тем его работа дороже. И эта работа эмоционально токсичная. Почему?

Читать далее...

Мечта

— Прощай? — сказала Мечта.

— Прощай, — ответил ей Человек.

— И ты так просто покидаешь меня?

— Ну да, — сказал он, — а что?

— Ведь мы с тобой вместе столько лет, мы прошли через все испытания, ты лелеял и берег меня и никому не хотел отдавать, а теперь вот так? — с затаенной надеждой в голосе спросила Мечта.

Читать далее...

Вина и злость

В нашей жизни вина играет роль социального регулятора поведения человека. Сделал плохо — ощутил себя виноватым — исправился. И вот уже вины нет.
В психотерапевтической работе с родителями детей с нарушениями развития я встречаюсь с другой виной. Чаще всего она всеохватывающая, иррациональная и очень глубокая.

Читать далее...

«Волшебный сундучок» ресурсов в семье, когда болен ребёнок

 

Последнее время мне довелось много консультировать семей, в которых есть ребенок с тем или иным диагнозом. И вот хочется поделиться одним интересным наблюдением. Это известный феномен в психологии, но есть тонкости того, как он работает именно в этой ситуации.

Сложный диагноз ребенка или рождение больного ребенка — это, безусловно, травматическая ситуация для семейной системы. А дальше  у нас всех есть большая, я бы даже сказала — огромная, иллюзия того, что мы становимся заложниками или даже рабами сложившейся ситуации, обстоятельств, в которые невольно попали. И мы привыкли думать, что у нас нет иного выбора, кроме как двигаться (или не двигаться) в узких рамках нынешней проблемы. Именно такое убеждение широко распространено и не дает людям увидеть истинную реальность, которая их окружает. Ребенок болен — всё, нет права на личную жизнь, нет свободы, нет денег и много чего еще не…

Читать далее...

Расслабился — значит, успешен?

 

Не устаю говорить о том, что на занятиях с ребенком (какими бы значимыми они ни были) важен позитив. Ведь если мы, взрослые, делаем свою работу быстро и хорошо тогда, когда она нам нравится, то что же говорить о детях. Но как быть позитивным родителю или специалисту, если он устал, расстроен, чувствует собственное бессилие или раздражение на ребенка?

Читать далее...