О психотерапии и «особенном » родительстве

Уже больше 10 лет работаю в психотерапии с родителями детей-«особят».

У всех разные судьбы, разная силы воли и образ жизни. Но из раза в раз вижу общие этапы такой работы. Поначалу это может быть подавленный горем и уставший человек, у которого часто годами не было времени на себя. И вот дошел до какой-то точки невыносимости… и пришел на терапию. И мы начинаем отматывать назад: потихоньку. понемногу вспоминать про себя. про свои потребности, свои давно забытые желания, на которые наложено табу.

Это не простой процесс. Если есть привычка годами отказывать себе в самом необходимом ради другого, то эту привычку невозможно вот так выдернуть с корнем, требуется деликатная работа.

Читать далее...

Вопросы о Флортайм — 1

Floortime — это игра?

Нет, Floortime не исчерпывается только игрой, хотя при этом игра — важный компонент Floortime. Игра помогает пробуждению самого широкого спектра эмоций: радости, удивления, любопытства, интереса, волнения. предвкушения и многих других. А также игра помогает совместному переживанию этих эмоций, помогает разделить переживания с другим человеком, тем самым объединяет нас. Через игру родители могут постепенно увлекать ребенка в исследование мира и постепенно расширять его навыки и способности. Но на этом Floortime только начинается.

Читать далее...

Дорога к себе

Самый распространенный запрос на терапию от родителей «особят» — это, по-сути, про усталость или про выгорание. Он может звучать совершенно по-разному: от «нет сил» до «я превращаюсь в монстра, который хочет убить всех вокруг» и даже до «у меня крыша едет».
При более пристальном рассмотрении выясняется, что на самом деле «крыша» ни у кого не едет, а тот, кто боится своей злости на других вполне адекватен и просто долго не высыпался и не отдыхал. Долго — это сколько? Обычно, несколько лет.
И вот это как раз печально, что, мы, родители таких непростых деток, про себя вспоминаем, когда уже совсем никак. Когда потухла батарейка внутри, когда не то что прошел энтузиазм, а пропадает чувствительность к обычным витальным потребностям: аппетит, сон, чувствительность к банальному дискомфорту, когда «на вкус» всё — серое и пресное.
Читать далее...

Чуткость к горю и псевдосострадание

Горе и душевная боль — сродни открытой ране. Если человек в шоке от состояния тяжелой утраты, часто он не может ни сказать, ни внятно сформулировать — что он хочет или что ему нужно. Это комок эмоций и боли или замерзший комок боли, который на время потерял чувствительность. Очень важно понимать что мы делаем и чем можем помочь такому человеку.

Читать далее...

Насилие и дети

В свете последних публикаций, привлекших внимание к насилию над детьми, пришлось поднять архивы своих журналистских статей. Это интервью 16-летней давности. Сложная тема… Я долго писала и перекраивала это интервью, поскольку хотелось сказать человеческим языком о том, что страшно, о чем стыдно говорить и о чем многие предпочитают молчать, при этом сказать, не изойдя на истерику. Не все факты вошли в интервью. Главная цель была не напугать, а заставить присмотреться к детям: своим или не своим, к тем, кто, может быть сейчас под угрозой.
Статья и сегодня не потеряла своей актуальности…

Читать далее...