Причинение добра как привычка к насилию

Есть такое распространенное в нашей культуре явление, как игнорирование границ ребенка:

  • «Поцелуй дедушку, он же тебе машинку привез», (а у дедушки щетина и ребенок не хочет из-за этого прикасаться щекой, его всё равно принуждают).
  • Обнимание насильно («Я же мама, я его люблю, значит и ему приятно, это он так балуется»), хотя ребенок кричит: «Нет».
  • «Скушай этот супчик, ложечку, еще ложечку, и еще. Ну и что, что ты не хочешь, это полезно, нельзя без супа целый день!»
  • «Пенку в молоке все едят! Ешь, я сказал(а)!»

Пока маленький, принято не считаться с тем, что он хочет. «Ведь всех так же воспитывали.»

Читать далее...

Как жить… после выживания

В нашей культуре хорошо натренированы навыки «выживать»: поколениями люди выживали в войне, в репрессиях, в голоде и политическом диктате, затем — в перестройку, а сейчас — в переходный период, когда все не стабильно и общество переживает этап трансформации. У большинства из нас стерто из памяти, как это — жить из поколения в поколение на одном месте, что такое династия и прочие атрибуты преемственности и стабильности. При этом оттренированы на уровне безусловных рефлексов навыки ориентировки в нестабильной ситуации, навыки создавать запасы стратегически необходимых ресурсов, способность заводить нужные контакты, находить важную информацию и неформально договариваться. Это у нас в крови. Чего многим из нас не хватает, так это умения жить расслабленно и с удовольствием, у нас даже нет в языке такого слова, которое определяло бы подобное состояние души без негативного лексического оттенка. Зато есть много слов, синонимичных слову «выживание». И мало кого из нас учили, как это — жить в радости и счастье, поэтому такие слова встречаются чаще в наших сказках, и реже — в жизни.

Читать далее...

Дегуманизация

… Когда мне было 2 г. и 9 мес, я заболела воспалением легких. В те годы детей старше года помещали в стационар строго без родителей — советское государство сурово растило своих граждан. 4 раза в сутки уколы антибиотиков, меня, ребенка с хорошо развитой речью, выписали из больницы с тяжелым заиканием, даже слово «мама» не могла нормально сказать. А просто, чтобы я не кричала, медсестра колола укол мне, когда я спала. Всего лишь…
И вроде бы факт подобного обращения вызывает возмущение, НО, как правило, когда дело касается здоровых детей.

Однако, дети тяжело больные или с нарушениями развития как будто, по умолчанию, не имеют права на человеческое уважение, особенно в рамках постсоветской системы воспитания.

Читать далее...

Чуткость к горю и псевдосострадание

Горе и душевная боль — сродни открытой ране. Если человек в шоке от состояния тяжелой утраты, часто он не может ни сказать, ни внятно сформулировать — что он хочет или что ему нужно. Это комок эмоций и боли или замерзший комок боли, который на время потерял чувствительность. Очень важно понимать что мы делаем и чем можем помочь такому человеку.

Читать далее...