Обо мне

Want create site? With Free visual composer you can do it easy.

«Я не умная, я опытная. Не была бы такой умной, если бы не была такой опытной»
(найдено в интернете)

Чем дольше живу, тем больше понимаю — в жизни мало случайностей. Наше подсознание так интересно устроено, что выделяет из окружающего мира события, людей и информацию, которая нам нужна для нашего роста и развития, для нашей реализации в жизни. По моим ощущениям то, чем я занимаюсь сейчас — это на 100% использование моих прежних профессиональных навыков и личного опыта, в моей работе все это приносит свою пользу.

Психологом я мечтала стать еще в юности, но сложилось так, что образование психолога стало моим вторым высшим, и получила я его, уже имея опыт работы в медицине и публикации журналиста на медицинскую и психологическую тематику. Дальше был психфак, дополнительная специализация и работа в области гештальт-терапии. Видела я себя в далеких грезах эдаким маститым психотерапевтом, занимающимся семейной психотерапией.

Но жизнь вносила свои коррективы. Поначалу пространство в лице коллег и знакомых стало присылать ко мне все больше и больше детских проблем и детей в качестве клиентов. Как оказалось, я легко нахожу общий язык с детьми и умею с ними говорить о том, что для них важно, на языке сказки.

А потом жизнь, видимо, сочтя что я готова к серьезным испытаниям, послала мне ребенка, который перевернул всю мою жизнь и существенно изменил взгляды. Каюсь: до появления моей дочери я даже не представляла себе, что буду работать с детьми с нарушениями развития. Даже боялась таких детей. Я считала себя обычной женщиной, женой и мамой замечательного мальчишки и даже представить не могла, какой экзамен мне готовит судьба. У меня родился младший ребенок с проблемами развития, причем не с какими-нибудь банальными, а со сложным диагнозом и редким заболеванием. И вдруг оказалось, что в этой ситуации всех прежних полученных мною знаний явно недостаточно. Когда паника уступила место здравому смыслу, мне пришлось самой стать коррекционным психологом и реабилитогом для моей дочери: в нашем городе на тот момент не было нужных специалистов. Я искала методики, которые дают реальный эффективный результат, обучалась им. Я не знаю, где я находила время и силы — моим двигателем было желание максимально помочь моей дочке. При этом оказалось, что приобретенные мною знания востребованы и помогают другим детям. Так постепенно моя профессиональная жизнь перетекла в область коррекционной психологии, поскольку сейчас подавляющее большинство моих маленьких клиентов — это дети с нарушениями развития. На данный момент примерно 80% из них — безречевые дети с РАС.
Поскольку я «вышла» как специалист из рамок семейной психотерапии, то считаю очень важной составляющей реабилитационного процесса таких детей — семью. Я обучаю и консультирую родителей: как им заниматься с собственным ребенком, чтобы процесс адаптации и социализации их ребенка шел как можно быстрее. Да, это более трудоемко, чем просто работа детского психолога или дефектолога. Но оно того стоит! Практика показала, что при грамотном подходе, если родители дома в семье создают такую же терапевтическую среду для воспитания ребенка с проблемами развития, как и в кабинете у психолога, то реабилитационный и коррекционный процесс происходит в 3-5, а то и более раз быстрее, нежели когда ребенка только водят на занятия к специалисту. Кроме того, обучаясь, родители сами становятся коррекционными специалистами для своего собственного ребенка, что дает им больше уверенности в жизни и в управлении процессами воспитания своего ребенка. А значит — больше самостоятельности. И такой подход позволяет родителям и специалисту сотрудничать на равных, как партнеры, не ставит родителей в роль некомпетентных, неуверенных и беспомощных по отношению к своему ребенку. Кроме того, в работе с семьей я уделяю внимание тому, как можно переформатировать свое мироощущение для более качественной жизни. Для этого не нужны большие финансовые вложения, в первую очередь, важно расставить акценты и ценности в своей жизни по-иному, помочь человеку научиться находить ресурсы и уметь давать себе опору даже в кризисной ситуации (поверьте, там, в кризисе ресурсов и направлений для роста очень много, несколько лет моей практики это подтверждают). Тогда меняется восприятие мира, уходит из подсознания «синдром жертвы», а энергия психики, которая тратилась на сдерживание стрессовых эмоций, высвобождается и направляется в творческое русло, в т.ч. и на качественную адаптацию к сложившейся ситуации. В результате выигрывают все — и семья, и ребенок. Ребенок вдвойне, потому что улучшаются отношения в семье, и он получает неоценимый опыт от самих родителей, как можно позитивно относиться и к себе самому и своей жизни. Самый большой комплимент для меня, который я слышу от своих клиентов: «Вы знаете, мы всё хотим к вам прийти, но никак не придем. Вы же научили нас самих справляться со сложными ситуациями».

На эти темы я сейчас много пишу, выступаю и консультирую на форумах. Ведь невозможно научить тому, что не освоил сам. А с 2016 года — делюсь накопленным опытом, проводя обучающие программы для родителей и специалистов. На мои учебные разработки оформлены авторские патенты.

Как родитель, я прошла все этапы кризиса личного и семейного, связанные с тяжелой болезнью своего младшего ребенка и сумела выйти из этого умудренной и окрепшей. Мне есть чем делиться. У меня, как психотерапевта, за плечами несколько лет личной терапии и 11 лет работы под супервизией. Это дает мне способность быть чувствительной и бережной к чужим границам и переживаниям, понимать динамику изменений и работать в комплексном подходе.

До сих пор я продолжаю повышать свою квалификацию. Сейчас я обучаюсь телесно-ориентированной терапии (Датский институт бодинамики, Эрик Ярлнес), повышаю свою квалификация в области недирективного подхода DIR/Floortime по работе с аутичными детьми и их семьями, похожу обучение гештальт-терапии на третьей ступени (супервизорской). Кроме того, в моем профессиональном «кейсе» детская и семейная терапия, основы транзактного анализа и несколько лет практической работы (с 2011 г.) в рамках телесно-ориентированной терапии, а также обучение различным методам коррекционной помощи детям с нарушениями развития, в том числе и «Логосистем».

Мои профессиональные интересы лежат в плоскости как помощи детям с нарушениями развития (последнее время много занимаюсь вопросами построения коммуникации с детьми с тяжелыми множественными нарушениями), помощи семьям, имеющим таких детей, а также обучение специалистов основам психологической помощи таким семьям. Кроме того, с 2016 года я провожу тренинги с волонтерами по профилактике выгорания.

Если мой опыт будет полезен для вас — буду рада.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.